Instagram

Контакты

129090 Москва, Протопоповский пер., д.25, стр.1

127287, Москва, 4 Вятский переулок, д. 16, корп. 2

+7 (495) 995 56 16

+7 (962) 941 96 62

+7 (903) 267 94 11

info@golfstreamfond.ru

 

СМИ о нас

do

 

 

 

19.12.2017 Гольфстрим - это я. Ярослава Танькова.

«Люди готовы помогать, но не вообще, а конкретно кому-то, чья история заставила их сердце вывернуться наизнанку» 
img 05301111
Сегодня в нашей рубрике «Гольфстрим-это я» интервью с журналистом «Комсомольской правды» Ярославой Таньковой В детстве я мечтала быть совсем не журналистом, а Мэри Поппинс. Уметь быть «чудом». Появляться непонятно откуда там, где меньше всего ждут чуда и больше всего в нем нуждаются. Помогать найти способ стать счастливее и улететь. (Помните, у Бернеса еще песня есть "Просто я работаю волшебником"? Отчасти у меня это получилось. Отчасти получилось совсем не то. Но все еще впереди... Первая «помогальная» история была написана мною не о человеке, а о животном. Это было в 1998 году в «Комсомольской правде». История про искалеченную собачку, которую подобрали добрые люди, у которых не было денег на ее лечение. В результате публикации щенку собрали столько всего, что можно было спасти целую псарню. Но, когда я предлагала жертвующим перекинуть их помощь кому-то еще, даже больному ребенку, они, как правило, отказывались. И я поняла, что люди готовы помогать, но не вообще, а конкретно кому-то, чья история заставила их сердце вывернуться наизнанку... Причем, у каждого просителя своя аудитория. Одних больше трогают дети, других собаки, третьих – старики… И Слава Богу! 
После собачки я написала про бабулю, у которой умерла дочка и остались на руках трое сирот. И понеслось…Так в «Комсомолке» была создана рубрика "Отдел добрых дел", (тогда она называлась "читатель, помоги читателю") которая, благодаря поддержке руководства газеты и неизменному вниманию читателей, выходит до сих пор. Существует миф, что сейчас у нас функционирует слишком большое количество благотворительных фондов, но учитывая количество и уровень беспомощности соотечественников, оказавшихся один на один с болезнями, без возможности оплатить лечение, фондов не много. Более того, проблема именно в том, как выбрать интересный человеку фонд - проверить его благонадежность и честность, понять, куда именно ушли тобой пожертвованные деньги? Об этом многие говорят, но редко и мудреными словами. Чем раньше, по-моему, появится понятная, прозрачная и ясная система, как-то объединяющая фонды, тем быстрее люди начнут больше им доверять. Я мечтаю, чтобы количество выздоравливающих от тяжелых заболеваний россиян было хоть как-то сравнимо с европейским. Чтобы просто испарился «национальный вопрос» во всех его проявлениях. Чтобы у нас вовремя сертифицировались новые жизненно необходимые лекарства, и их не приходилось бы ввозить контрабандными силами волонтеров. Чтобы эти самые сертифицированные жизненно необходимые лекарства не исчезали из льготных списков. Чтобы в Российском банке костного мозга были миллионы потенциальных доноров, как во всем цивилизованном мире. Чтобы у нас появилась сеть хороших хосписов, в том числе детских, где будет не страшно и не больно уходить тем, кого, увы, уже не остановить. Чтобы понятие государственной страховки вмещало бы в себя реальное лечение. Чтобы у тех же людей с синдромом Дауна и других людей с ограниченными возможностями появился реальный шанс самостоятельно жить и работать (на западе все это действует и больные люди не чувствуют себя изгоями). Чтобы повысилась наша общая культура, и народ перестал бы шарахаться от ВИЧ-инфицированных, от понятия "донорство костного мозга" и тем более - "донорство органов". 
На мой взгляд, между желанием помочь и конкретным действием у человека находятся способность и желание сопереживать настолько, чтобы самому стать от этого лучше. Так называемый «катарсис» – очищение душевной встряской и приобщением к общему доброму делу. Потребность в этом вошла в нашу культуру еще с античными мотивами, на которых и строилось христианство. Так что можно сказать, что это своеобразный «душевный инстинкт». И, пожалуй, лучший «инстинкт», из тех, что есть в человеке.

Им нужна помощь

Калинова

Калинова Милания, 4 года, Москва

Кленин

Кленин Леша, 10 лет, Хабаровск

Сеелев

Сеелев Влад, 7 лет, Пермь

Егоровы

Егоровы, Переславль-Залесский

 

Наши ПРОЕКТЫ

 

 drimo

 

 


Яндекс цитирования